Как сделать почву?

Чтобы обеспечить на своей даче качественный и регулярный урожай, важно озаботиться вопросом, как сделать почву плодородной.

Процедура обогащения грунта достаточно сложная, однако вполне себе выполнимая. Ее можно провести в несколько этапов, по итогу которых качество земли на огороде заметно повысится, увеличится урожай, грунт будет мягким и рыхлым.

Проверяем состав почвы

Наиболее легкий способ сделать это, не прибегая к помощи агролаборатории (что, конечно, эффективнее) – это немного увлажнить кусочек земли и скатать из него «колбаску»:

  • Если ваше импровизированная масса для лепки разваливается, то почва на участке слишком уж легкая – супесчаная;
  • Если колбаску скатать удалось, однако она разламывается, значит вам повезло и участку достался самый универсальный тип почвы на огороде – суглинок;
  • Если же колбаска легко скаталась, да еще и легко сворачивается в кольцо, то это значит, что на участке тяжелый глинистый грунт.

Изменение состава

Если почва слишком уж глинистая, делаем ее рыхлее при помощи песка: 21 кг/м2. Рассыпаем песок по участку, а затем тщательно перекапываем на глубину не менее 20 см.

К супесчаной земле необходимо добавлять глину, а также можно насыпать чернозем и перегной.

Однако одних этих действий не достаточно для того, чтобы сделать почву плодородной. Помимо изменения состава требуется внесение полезных подкормок под посадки.

Удобрение навозом

Навоз содержит в себе много полезных веществ, которые делают почву плодородной, однако вносить его на грядки нужно за полгода до начала посадок, осенью, т.к. свежий навоз слишком опасен для растений. Перепревшее удобрение же можно использовать уже весной. Нормы по внесению:

  • Конский навоз. Свежий – 5-6 кг, перепревший – 2,5-3 кг на кв.метр;
  • Коровий. Свежий – 4-5 кг, перепревший – 2,-2,5 кг на кв.метр.

Используйте перегной

Как приготовить своими руками перегной, который улучшит плодородные свойства почвы? Нужно взять компостный ящик и уложить в него послойно торф и свежий навоз в количестве 1:1. Толщина одно слоя – около 25-30 см. Снизить процент кислотности такого удобрения поможет известковая или фосфоритная мука. Время от времени увлажняйте перегной, чтобы он не сох. Смесь нужно выдерживать от полугода до года – начинайте хотя бы осенью.

Еще один способ увеличить плодородность – мульчируем. Можно проводить его при помощи скошенной травы. Такой вариант мульчируем достаточно эффективен и безопасен.

Выращивание сидератов

Сидераты – это растения, которые высаживают на огород с целью наполнить грунт питательными веществами. Эти растения содержат в своей корневой системе специальные бактерии, которые взаимодействуют с азотом и наполняют почву грядки полезными свойствами. К таким растениям относятся:

  • Овес;
  • Горох;
  • Люпины;
  • Люцерна;
  • Бобовые.

Ставьте 👍и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые публикации.

Больше информации по садоводству .

растения

Если в материнской породе есть та или иная руда, то содержание рудного элемента в почве, как правило, повышено. Растения реагируют даже на незначительные повышения его различного рода аномалиями роста и развития.

Аномалией, как известно, называют отклонение от нормы, от общей закономерности. Для того чтобы решить, к какому типу роста (нормальному или аномальному) относится то или иное его проявление, необходимо правильно выбрать критерий нормы. Очень часто аномальный рост у растений наблюдается при поражении их вирусами, бактериями, грибами, нематодами, членистоногими и другими организмами. В этом случае нормой будет совокупность таких условий, которые обеспечивают достаточно оптимальные темпы роста растений, но вместе с тем исключают возможность их инфицирования или инвазирования. Различные аномалии у растений возникают и под воздействием повышенных по сравнению с фоновыми показателей излучения, канцерогенов, экзогенных фитогормонов, галоидфеноксикислот, содержания в почве и подстилающей породе некоторых химических элементов (никеля, меди, бора и др.). В этом случае нормальными условиями следует считать те, при которых перечисленные выше показатели будут соответствовать естественным фоновым.

По мнению специалистов, изучение аномальных форм растений делает геоботанический метод поиска полезных ископаемых наиболее перспективным, особенно если учесть, что количество видов растений, приуроченных к тем или иным месторождениям, не столь уж велико. Трудность заключается в том, что эти аномалии слабо изучены физиологами и генетиками и не систематизированы. Это обстоятельство тормозит их использование в практике.

В подавляющем большинстве случаев мы не знаем, например, передаются ли аномальные признаки по наследству или нет. Ответ на этот вопрос имеет важное значение для заключения о том, насколько точно ареал аномалий роста и развития у растений совпадает с ареалом повышенной концентрации искомого элемента. Иными словами, этот вопрос имеет прямое отношение к оценке точности геоботанического метода поиска полезных ископаемых. Если предположить, что аномалии растений не передаются по наследству и имеют чисто фенотипический характер, то в этом случае следует ожидать полного совпадения ареалов аномалий и вызывающего их появление искомого элемента. Если же аномалии имеют наследственную природу, то такого совпадения может не быть. Ведь плоды и семена растений могут переноситься ветром, водой, животными, человеком на значительные расстояния и давать аномальное потомство там, где выявляется лишь фоновое содержание искомого элемента. В этом случае связь между распространением аномальных форм растений и искомого элемента не будет такой прямой, и выявить его месторождение будет значительно труднее.

В 1977 г. нами была предпринята попытка систематизировать аномалии роста у растений. Возможно, эта классификация окажется полезной для геоботаников и поможет читателям разобраться в обилии аномалий, которые возникают у растений, произрастающих на месторождениях, и широко используются специалистами в качестве индикаторных признаков.

Итак, у растений выделяются три основные группы аномалий роста, связанные с:

  • торможением или стимулированием нормального роста (карликовость, гигантизм);
  • возникновением деформаций обычных органов (стеблей, листьев, корней, плодов, цветков и соцветий);
  • возникновением новообразований, не свойственных растениям в нормальных условиях существования (т. е. в условиях, исключающих возможность инфицирования или инвазирования растений, а также воздействие на них повышенных по сравнению с фоновыми доз излучений и концентраций химических элементов и т. д.). К этой группе аномалий роста относятся автономные и неавтономные новообразования (опухоли), которые отличаются поведением в питательной среде. Ткани автономных опухолей успешно растут на искусственной питательной среде без добавления фитогормонов, а ткани неавтономных опухолей на такой среде не растут.

Гигантизм и карликовость некоторые исследователи не без основания считают уродствами. Однако, учитывая особую значимость проблемы гигантизма и карликовости для современного растениеводства, целесообразно выделить этот вид аномалий роста в особую группу. К тому же и растения-гиганты, и растения-карлики сохраняют обычно нормальный тип строения, отличаясь лишь размером своих органов. Аномалии, связанные с деформацией органов и с изменением их числа, выделяются в другую группу.

В ряде случаев полезные ископаемые удается обнаружить благодаря ускоренному росту растений и их гигантским формам. Гигантизм у растений отмечается при некотором избытке в среде бора. В Казахстане, например, на почвах, содержащих около 0,01 % этого элемента, наблюдаются гигантские формы изеня (Косhia prostrata). Это растение из семейства маревых достигает 90 см в высоту и имеет вид многостебельных кустов. В 2-3 раза выше нормы бывают полыни, терескен, кермеки, многие солянки.

Кобальт, входящий в состав витамина В12 и способствующий фиксации атмосферного азота симбиотическими микроорганизмами, относится к числу микроэлементов, необходимых для нормальной жизнедеятельности растений. Неудивительно, что на некоторых месторождениях кобальта отмечается стимуляция роста растений. Так, например, у кизильника (Cotoneaster), который, как и бурачок двусемянный, тяготеет к выходам на поверхность кобальтовых руд, размер листовых пластинок в 2-4 раза превосходит нормальный, а диаметр и высота стволов в 3-5 раз больше обычных.

Гигантизм возникает у некоторых растений и при наличии в среде тория. На почвах, содержащих повышенные количества этого элемента, у осины (Populus tremula) листья достигали 30 см в поперечнике, а диаметр ствола — 70 см. И это не единственный случай. Имеется сообщение о гигантизме ольхи и березы, произраставших в районе ураноториевого месторождения.

Стимуляция роста растений под влиянием радиоактивных элементов — довольно частое явление. Однако обычно оно наблюдается при низких их концентрациях. Высокие дозы угнетающе действуют на растения, замедляют их рост, что продемонстрировали опыты с горохом (Pisum sativum). На полной питательной среде, включавшей бор и марганец, высота растений достигала 80 см. Когда в питательную среду добавлялся подвижный торий в концентрации 10-5-10-4%, растения вырастали до 110 см. При добавлении его в дозе 10-2% высота растений была менее 60 см.

На полуострове Мангышлак более интенсивные темпы роста растений наблюдаются на нефтегазоносных месторождениях, где растения усваивают некоторые специфичные физиологически активные вещества, в частности нафтеновые кислоты и их производные, стимулирующие рост и приводящие к настоящему гигантизму, когда растения становятся в несколько раз больше обычных. Кроме того, в области геохимического воздействия месторождений нефти и газа встречаются различные соединения бора, которые, как уже отмечалось, сами по себе могут вызывать гигантизм, и иодиды. Поскольку дифференцировать действие каждого из этих компонентов на рост растений довольно трудно, ученые предпочитают говорить о влиянии битумно-боратно-галоидного комплекса веществ, существующего в зоне нефтегазоносных месторождений.

На мысе Ракушечном полуострова Мангышлак растительный покров образован преимущественно кей-реуком (Salsola rigida), подушковидным тасбиюргуном (Nanophyton erinaceum), ежовником канделябрным (Anabasis brachiata) и полынью белоземельной (Artemisia terrae — albae). Эти растения в случае произрастания на месторождениях нефти и газа хорошо заметны как своей интенсивно-зеленой окраской, так и размерами. Они в 2-3 раза выше произрастающих за пределами области геохимического воздействия. Особенно четки эти различия у полыни белоземельной. В нормальных условиях ее высота не превышает 10-20 см, тогда как на месторождении она достигает 30-60 см. Существенно отличаются растения не только высотой, но и вегетативной массой: в обычных условиях сырой вес их в пересчете на 1 га составляет 12,2 ц, а в аномальных — 29,6 ц. Помимо полыни гигантизм зафиксирован у целого ряда других растений, произрастающих на месторождениях нефти и газа: тасбиюргуна, кейреука, солянки почечконосной (Salsola gemmascens), курчавки колючей (Atraphaxis spinosa).

Биюргун, или ежовник солончаковый (Anabasis salsa), относится к семейству маревых. Он образует плоские лепешко- или коврижковидные куртины, возвышающиеся над почвой на 5-50 см. Ежегодно на одревесневших веточках этого растения образуются зеленые членистые побеги, опадающие в течение осени. Листья чешуевидные. В том случае, если биюргун произрастает на выходах пластов угля, где в почве содержится до 1,5% битумов, рост растений резко усиливается. Причина столь интенсивного роста объясняется тем, что в каменном угле наряду с окаменевшими остатками древних деревьев присутствует почва, на которой некогда они росли. Она-то и стимулирует рост современных растений. При обогащении угля флотационным методом на обогатительных фабриках скапливаются миллионы тонн шламов, которые представляют собой не что иное, как остатки ископаемой почвы, довольно богатой калием, фосфором и многими микроэлементами. Сотрудники Харьковского сельскохозяйственного института им. В. В. Докучаева и Украинского научно-исследовательского углехимического института доказали, что внесение таких шламов в качестве удобрений существенно влияет на плодородие почв: урожаи, собранные с них, на 20-30% выше. Эти исследования объясняют, почему на залежах каменного угля некоторые растения достигают гигантских размеров.

Более интенсивный рост растений позволяет обнаружить и кимберлитовые трубки, скрывающие алмазы. Порода, содержащая алмазы, более минерализована, чем окружающая ее. Обычно она включает ценные для растений элементы: фосфор (компонент апатита), калий (компонент слюды), ряд микроэлементов. Кроме того, как считают ученые, породы, содержащие алмазы, по сравнению с окружающими лучше накапливают влагу и обильнее снабжают ею растения. Неудивительно, что на кимберлитовых трубках они быстрее развиваются и выглядят лучше своих соседей, произрастающих в нормальных условиях. Например, у лиственниц на кимберлитовых трубках диаметр ствола в среднем равен 0,3 м, тогда как на вмещающей кимберлитовые тела породе -0,15 м. Отчасти различия в диаметре стволов объясняются более продолжительной жизнью лиственниц над кимберлитовыми трубками. Их возраст достигал 550 лет, а растущие за пределами кимберлитовых тел уже в 400-летнем возрасте имели сухие вершины, поражались сердцевинной гнилью.

Более интенсивно развивается на кимберлитовых трубках и подрост ольхи. Он более высокий и плотнее сомкнут. В Центральной Якутии группировки из ольхи кустарниковой (Alnus fruticosa) с густым травяным покровом служат индикатором месторождений алмазов.

Для обнаружения пород, содержащих алмазы, используют аэрофотоснимки, на которых кимберлитовые трубки имеют более темный тон. Они выглядят округлыми изометрическими пятнами. Иногда от них тянутся темные шлейфы, показывающие направление сноса продуктов выветривания кимберлитовых тел.

Залежи фосфоритов благоприятно воздействуют на растительность. В Хибинах и пустынях Актюбинского Приаралья к залежам фосфоритов приурочена наиболее пышная растительность.

Наряду с гигантизмом всего организма у растений под влиянием некоторых элементов наблюдается гигантизм отдельных органов. Так, например, у калифорнийского мака при избытке йода развивается гигантизм цветков.


Солерос. Слева — патологическая форма на грунтах с повышенным содержанием бора, справа — нормальное растение

Приведенные примеры показывают, что довольно часто присутствие в почве некоторых полезных ископаемых приводит к хорошо заметной стимуляции роста растений. Возникающий при этом гигантизм обусловлен действием вполне определенных внешних факторов (элементов минерального питания, физиологически активных веществ и т. д.). По этой причине гигантизм растений, вызванный присутствием в почве и материнской породе некоторых химических элементов, а также залежами каменного угля, нефти, газа, алмазов и т. п., можно отнести к физиологическому типу.

Довольно часто под влиянием тех или иных химических элементов у растений наблюдается торможение роста, что внешне проявляется в карликовости всего организма или отдельных его органов. Важно отметить, что карликовость нередко вызывается теми же элементами, что и гигантизм. Различие в действии одного и того же фактора на растения обусловлено разными концентрациями элемента и чувствительностью к нему растений.

При избытке бора солерос (Salicornia) из семейства маревых приобретает низкорослую подушкообразную форму. Карликовыми становятся и другие обитатели пустынь: полыни, кермеки, терескен, солянка натронная (Salsola nitraria).

Месторождения железных руд иногда угнетают древесные растения, которые становятся низкорослыми, со слаборазвитой корневой системой. Крупные месторождения железных руд в Бразилии были открыты по уменьшению высоты деревьев и ослаблению их сомкнутости.

Украшение Забайкальской степи, полынь холодная, уходит под снег еще зеленой. Едва сойдет снег, это растение быстро отрастает, и степь приобретает характерный сизо-зеленый оттенок. На избыток в почве лития она реагирует замедлением роста. Стебли ее искривляются, а листья мельчают и становятся сизыми.

Карликовость вызывает также избыток радиоактивных элементов, цинка, меди и свинца. Например, растения калифорнийского мака уменьшаются вдвое при избытке меди, а смолевка, поглотив много свинца, становится карликовой. Сравнительно высокое содержание в почве или воде урана способствует резкому замедлению роста растений, уменьшению размеров их листьев, ветвей и плодов. Аналогичную реакцию вызывает избыток тория.

Наряду с карликовостью всего организма под влиянием некоторых элементов наблюдается карликовость отдельных частей растений. На побегах нормальных деревьев возникает большое количество тонких укороченных веточек с недоразвитыми листьями — картина, напоминающая ту, которая бывает при заболевании, известном под названием ведьмины метлы.

Высокое содержание в почве бериллия приводит к образованию у молодых сосен вместо обычных ветвей метелковидных уродливых структур. При избытке в среде бора у пустынных кустарников, особенно у биюргуна (Anabasis salsa) и терескена (Ceratoides), усиленно ветвятся окончания побегов, и на них образуются мутовчатые пучки листьев. Ведьмины метлы очень часто возникают на растениях, подверженных действию радиоактивных элементов.

Следующая группа аномалий роста связана с возникновением деформаций обычных органов — стеблей, листьев, корней, цветков и плодов. К их числу относятся: фасциация — лентовидное уплощение и отчасти сращение стеблей, корней и цветоносов; махровость цветков, в которых тычинки превращены в лепестки; пролификация — прорастание цветков и соцветий, когда ось цветка сильно удлиняется и образует над ним облиственный побег; асцидия — воронковидные, чашевидные или трубчатые листья некоторых растений, имеющих обычные пластинчатые листья; редукция — обратное развитие некоторых органов; курчавость листьев — изменение формы листьев, связанное с искривлением, вздуванием или скручиванием листовой пластинки; нитевидность — приобретение листовой пластинкой нитчатой формы; филлодий тычинок — превращение их в плоское листовидное образование и др. Рассмотрим несколько примеров деформаций органов растений, вызванных повышенным содержанием в почве и подстилающей породе того или иного химического элемента в зоне месторождений полезных ископаемых.

Нередко в этих условиях деформируются стебли. Так, например, у бурачка (Alyssum) при избытке бора они утолщаются и искривляются. Недоразвитость, срастание, скручивание и искривление побегов наблюдаются в случае присутствия радиоактивных элементов.

У ежовника канделябрного, или крк-бууна (Anabasis brachiata), произрастающего на нефтегазоносных месторождениях, побеги становятся радиально распластанными и лежат на земле. Второй — четвертый нижние членики стебля растянуты до 4 см, а нижний сильно укорочен. В сочленениях стебли имеют растянуто-спиралевидную форму. Ветвятся они асимметрично. Канделябровидные изгибы побегов часто направлены вниз, отогнуты в сторону или даже спирально закручены. Нередко можно видеть, как один канделябровидный изгиб направлен вверх, а супротивный — вниз.

У полыни белоземельной, растущей над нефтегазоносными аномалиями, стебли начинают ветвиться сразу же от поверхности субстрата. Побеги ее искривляются у основания. Тасбиюргун в этом случае полностью утрачивает подушковидную форму. Стебли его сильно извиты и скручены. Они очень слабо олиственны и простираются не по кругу, а в секторе с углом не более 90!

Довольно часто с месторождениями полезных ископаемых бывают связаны деформации листьев. Так, при избытке алюминия и на урановых месторождениях листья у растений скручиваются.

У ежовника канделябрного, обитающего на нефтегазоносных аномалиях, корни нередко становятся плоскими.

Под влиянием химических элементов существенно изменяется и строение цветков. Сильная их редукция отмечена у прострела раскрытого (Pulsatilla patens), когда в почве избыток никеля. Семена при этом не образуются. У грудницы мохнатой (Linosyris villosa) при высокой концентрации никеля нарушается нормальная ориентация цветков: они не образуют головчатого соцветия, а располагаются вдоль стебля. Обычно цветки недоразвиты и не дают семян. У мака (Papaver macrostomum) при повышенных дозах цинка цветки становятся махровыми, а у ярутки альпийской (Thlaspi alpina) появляются очень крупные лепестки. У штокрозы (Alcea) из семейства мальвовых на почвах со значительно повышенным содержанием меди образуются цветки с ненормально рассеченными лепестками.

Следует упомянуть и об аномалиях плодов. У голубики обилие урана в почве приводит к формированию плодов неправильной формы. Недоразвитость плодов у некоторых горных кустарников вызывает избыток тория.

Третью группу аномалий роста составляют так называемые новообразования, т. е. структуры, заново возникающие у растений под действием того или иного химического элемента, не свойственные растениям в нормальных условиях существования. С физиологической точки зрения эти новообразования не изучены, и пока неясно, к какой группе (автономных или неавтономных опухолей) их следует отнести. По всей вероятности, новообразования, возникающие на растениях под влиянием избыточного содержания элементов в почве или подстилающей породе, представляют собой неавтономные опухоли. Это означает, что их ткани на искусственной питательной среде без веществ типа фитогормонов расти не будут. Впрочем, это предположение в каждом конкретном случае надо проверять экспериментом.

У кустарника караганы (Caragana) вблизи выходов кобальтовых руд на стеблях и ветвях возникают линзо- и бочкообразные утолщения, в которых содержание кобальта в 3-10 раз больше, чем в ветвях тех же стеблей без наростов. Патологические формы караганы занимают большие площади. Шаро- и линзообразные наросты возникают при избытке кобальта у лиственниц и берез. Эти новообразования хорошо заметны и легко обнаруживаются не только летом, но и зимой. Они помогли открыть залежи кобальтовых руд в Центральной Туве.


Патологические формы караганы, вызванные избытком кобальта

Многие растения в районах аномалий бора накапливают в своих тканях повышенные количества этого элемента. Среди них полынь душистая (Artemisia fragrans). Когда содержание бора достигает 0,6-1,4%, на молодых побегах этого растения возникают шарообразные утолщения. Патологические вздутия укороченных побегов отмечены также у солянок.

Опухолевидные утолщения возникают на корнях ежовника канделябрного (Anabasis brachiata), произрастающего на нефтегазоносных месторождениях. У полыни белоземельной в этих условиях резко усиливается процесс галлообразования. На каждом растении можно насчитать по 20-40 плотных клубочков диаметром около 1 см. За пределами месторождений случаи галлообразования у полыни очень редки.

Наряду с аномалиями роста под влиянием избытка химических элементов могут наблюдаться отклонения в характере развития растений. Многие читатели полагают, что рост и развитие растений одно или почти одно и то же. На самом деле это не так. Рост предполагает необратимое увеличение размеров растений, сопровождаемое новообразованием элементов структуры (органов, тканей, клеток и клеточных органоидов). Развитие — качественные изменения растительного организма — от возникновения из оплодотворенной яйцеклетки до естественной смерти. Один из наиболее ярких показателей развития растений — их переход к цветению. Общепринято считать, что переход к цветению определяется в основном действием двух факторов внешней среды: продолжительностью светового дня и температурой. Оказалось, что избыток некоторых химических элементов в почве и материнской породе также сказывается на характере цветения растений, т. е. влияет на процесс их развития.

Действительно, в целом ряде случаев нарушаются сроки наступления фаз развития. Так, например, конские бобы (Vicia faba), растущие на почве с повышенным содержанием меди или цинка, зацветают позже тех, которые возделываются в обычных условиях. Или другой пример: на почвах, обогащенных нефтяными битумами, ромашка пиретрум тысячелистная (Pyrethrum achilleifolium) и карагана крупноцветковая (Caragana grandiflora) цветут 2 раза в год.

Известны случаи, когда на лиственницах при изобилии кобальта шишки появлялись 2-3 раза за летний сезон.

Таковы основные аномалии роста и развития, возникающие у растений под влиянием различных химических элементов, в избытке содержащихся в почве и подстилающих породах. Зеленые уродцы успешно помогают геологам в их нелегкой поисковой работе. Так, например, с помощью патологических форм сон-травы были обнаружены залежи никелевых руд на Урале.

Артамонов В.И.

Большинство огородников мечтают видеть у себя почву насыщенного черного цвета. Чтобы растения отлично росли, быстро приступали к плодоношению и давали хороший урожай — без нитратов, пестицидов и гормонов. Возможно ли это?
Попробую рассказать о своем опыте создания такой земли.

Сахалинский феномен гигантизма растений

На Сахалине существует феномен гигантизма растений. Однако огородники Сахалина знают, что в почвах там мало гумуса, климат морской, огородные культуры не всегда дают хороший урожай. А вот в низменных местах у гор есть участки с травами высотой до четырех метров, с широкими листьями, как у Борщевика Сосновского. И только когда на этих землях закладывают огороды или когда почву с таких мест переносят на свои грядки, то огородные растения начинают проявлять странный гигантский рост и радуют необычными урожаями. Вот только через небольшое время, особенно после регулярной перекопки и использования минеральных удобрений, почва уменьшает свое плодородие.

Феномен черных земель Амазонки

Есть похожий пример на другом конце земного шара. На берегах Амазонки много веков существуют участки черной земли — Терра Прета, в которой гумуса под 15%, и толщина слоя почвы, богатой им, более 1,5 метров. Здесь 500 лет назад была необычная цивилизация индейцев. Созданные этой цивилизацией почвы обладают странным свойством: повышают плодородие и постоянно накапливают гумус.
В наше время жители этих мест срезают черную землю и увозят в новые места. На вновь созданных почвах много лет проявляется гигантизм растений, затем, из-за пахоты и вносимой минералки, гигантизм исчезает.

Мой феномен мусорной кучи

Приведу свое наблюдение. Недалеко от моего дома местные овощеводы много лет выращивали картофель на одном и том же месте. Осенью всю ботву и сорные травы собирали в низину, где сформировалась большая мусорная куча. Здесь росли дикие травы, лопухи и крапива. Я 10 лет назад освоил этот участок и постоянно высаживаю на нем овощи. И все эти годы мы поражаемся живительной силе этой «мусорной» земли. Здесь растет все, как на Сахалине: и лук, и смородина с крыжовником, и даже цветная капуста.
Все эти годы мы, естественно, вносим дополнительную органику. Постоянно мульчируем эту землю слоем навоза и выполотых сорняков и поражаемся, как быстро все превращается в черный гумус; к тому же, урожайность на том участке не падает, а увеличивается.
Феномен Терра Прета и у нас налицо: урожаи овощей потребляют много солей, земля не знает отдыха, дает два урожая каждый год. Причем, минеральные подкормки здесь мы не делаем. Я вношу только грубую органику и поливаю АКЧ.
Неподалеку от дома у нас есть грядки, мы и их также ежегодно мульчируем навозом. На них, однако, овощи (с учетом применения минеральных подкормок), вырастают далеко не такого огромного размера.

В чем суть такого феномена

Что общего у примеров, описанных выше? Попробую объяснить. На огороде недалеко от дома почва вначале была бесплодная. Затем на нее много лет вносилась (в виде мульчи) грубая органика — сухая картофельная ботва и листья, которые содержат много лигнина.Только такая грубая органика дает много стабильного гумуса. Постепенно эта куча зарастала местными сорными травами, в такой земле, не знающей «заботы человека», шла естественная эволюция почвенный биоты, происходил неспешный отбор бактерий, грибов и их хищников по симбиотическим, дружественным отношениям.

Микроорганизмы своими выделениями стимулировали урожай растений, а возрастающий опад сорных трав активизировал рост биоты. Как следствие, мы отмечали быстрое формирование гумуса и гигантизм растений. Подобное происходило везде — и на нашей сорной куче, и на почве Сахалина, и на землях у Амазонки.

Берем все лучшее из опыта предков

Так что же из этих агротехник мы можем взять для улучшения земли своего огорода? На почвах Амазонки в естественных условиях гумус не накапливается из-за вымывания минералов дождевой влагой. Много веков назад человек создавал для себя плодородные стабильные почвы. Умные люди на берегах Амазонки не сжигали леса, а только обугливали ветки в своих печах. Они занимались производством гончарных изделий и выращиванием растений, а уголь из печей и отходы жизнедеятельности выносили на грядки.
В черной земле Амазонки находили фекалии животных и людей, а это источник фосфора и азота; остатки костей грызунов, рыб, черепах — тоже источник фосфора и кальция. Кроме угля, там были и осколки глиняных изделий.
На такой матрице из угля, керамики и органики, которую дождь перестал вымывать, стала поселяться и приспосабливаться к ней новая биота. Происходила селекция грибов и особых червей, которым влага только на пользу, черви, к тому же, заглатывали, перерабатывали кусочки угля, разнося их и создавая новую особую почву. Этот почвенный червь огромных размеров, широко распространенный по всей Амазонии, способен заглатывать уголь из древесины, соединяя его с минеральной частью почвы.
Как результат, эта органическая масса (живые черви, грибы и бактерии) стала преобладать в созданной индейцами почве. К тому же, органики для почвенных существ (в виде опада листвы из окружающих джунглей) поступало много. И все это шло на грядки с растениями.
Так и создавалась Терра Прета — черная земля, которая, благодаря матрице из угля и новой почвенной биоте, поддерживает свое самосовершенствование до сих пор. Забота людей о почве привела к смене биоценозов, естественные старые экосистемы тропических лесов менялись на искусственные, но стабильные почвенные экосистемы. Возник симбиоз местных грибов, червей и бактерий. То есть, именно цивилизованные люди создали постоянный скелет почвы на основе древесного угля и обожженной глины.
Использовать древесный уголь на грядках в нашей холодной зоне не стоит. Аналог угля — это стабильный гумус из древесной щепы, он нам в самый раз. Именно он улучшит пористость земли, создаст новый скелет почвы. В нашей зоне лучший адсорбент — гуматы из лигнина, создаваемые базидиомицетами. Но об этом поподробней в конце статьи.

Почему на Сахалине растут гигантские травы

С окружающих Южный Сахалин гор стекают ручьи, они несут гумус и соли, которые, накапливаясь в низинах, создают естественные илистые наносы. На них постепенно появляются крупнолиственные растения — горцы, борщевики, дудники, белокопытники, шеломайники. Опад этих растений в несколько раз превосходит опад мелких злаков, и он, высыхая, дает грубую целлюлозу, а прирост ее огромен — до 200 тонн/га. Состав листьев этих трав необычный. В них много глюкозы и белковых веществ, а также марганцевых солей.
Так в почве создается особый набор микроорганизмов, появляются марганцевые активные бактерии, это ускоряет почвообразование во много раз, и накапливается долгоиграющий стабильный гумус. Ризосферные бактерии в этой почве тоже необычно активные, выделяют много гормонов роста и азота для растений, и происходит селекция растений на гигантизм. Растения-гиганты дают больше корневых выделений, стимулируют азотофиксаторов и отдают больше азота почве. Возникает замкнутый круг — биота и растения совершенствуют друг друга, помогают друг другу, создают для себя новую почву.
Поэтому мы видим и на наших растениях сахалинский феномен, посадив их на «сахалинскую почву», перенесенную на грядки.
Но бактерии (марганцевые) на огородных грядках с перекопкой и навозом долго не живут, гигантизм затухает. А вот если грамотный садовод мульчирует свои грядки листьями или соломой дудника и горцев, то сахалинский феномен продолжает нарастать постоянно и быстро. Такая грядка становится рыхлой, воздушной, структурной, с содержанием гумуса более 10%.
Внук-старшеклассник прочитал эти мои заметки и говорит:
— А разве нельзя сделать проще? Например, возьмём плохую землю, привезем на нее машину торфа и она будет чёрная. Как чернозём. Затем каждый год будем вносить по ведру навоза на метр грядки и земля не будет светлеть, не будет терять гумус.
Я ему задаю встречный вопрос:
— Что прибавилось на этих твоих грядках после внесения торфа и навоза — гумус или перегной? По-моему, это ведь разные понятия. Таких вопросов можно задать много. Сходный ли гумус образуется на песчаных почвах, на глинистых, на подзолистых? Одинаковый ли гумус образуется в разном климате? Всегда ли черноту земли создает гумус? И что определяет плодородие грядок: гумус, перегной, а может, качество почвенной биоты?
Почесал внук голову и не смог ответить на мои вопросы, этому в школе не учат. Значит, надо пояснить все это еще раз.

Чем опилки отличаются от травы, а щепа от соломы

Все наблюдали следующий феномен. Начинаем мульчировать землю скошенной травой — она быстро чернеет, прекращаем вносить траву — земля превращается в серый песок. Если вносим листья, солому, опилки, они тоже перегнивают, земля от них (как песок, так и глина) меняет цвет и длится это дольше, чем от травы. Что есть в опилках такого, чего нет в траве?
Раньше я считал, что органика содержит NPK и другие соли, она природным образом накормит наши растения. Сейчас, кроме функции питания, выделяю более важную роль органики – почвообразовательную. Пройдя все пищевые цепочки почвы, органика превратится в гумус. Гумус соединится с минералами почвы, например: в карбонатных почвах с кальцием, в глинистых уже с солями алюминия и железа. Так создаётся десяток видов и сотня подвидов почв.
Есть еще одна, третья функция органики, которая особенно важна для меня – это экологическая. Органику надо вносить для того, чтобы не только накормить овощные растения сегодня, но и подумать о завтрашнем дне. Я теперь знаю, что почвообразование невозможно без микроорганизмов, поэтому они у меня должны быть особые, я должен помочь им сложиться в новую экосистему более высокого порядка, чем была прежде. И все они должны объединиться в особую саморазвивающуюся систему, наилучшую для моей конкретной почвы. Поэтому я предлагаю способ внесения органики для разных функций делать разным способом.

Вносим органику целенаправленно

Например, чтобы создавать в почве долгоиграющий гумус, надо постоянно вносить дроблёные тонкие веточки лиственных деревьев. В них не много азота, растения они не накормят, а базидиомицеты начнут развиваться, и они переработают лигнин из щепы в долгоиграющий гумус. Так я получу матрицу для создания Терра Прета у себя в огороде.
Еще пример. Свежая трава, да и любой навоз, содержат много белка и аминокислот, а также простые сахара. Когда мы делаем «вонючки» из травы и навоза в бочке и поливаем ими почву, в этом случае мы не только вносим микрофлору, но и быстро усвояемые биотой сахара и белки. Этими элементами питания, через быстрые пищевые цепочки, кормим растения. Поэтому компост из зеленой травы и навоза это, прежде всего, питание для корней нежных растений. В почве трава и навоз сгорают очень быстро, матрицу из гумуса не оставляют. Важно понимать, что в процессе компостирования травы и навоза мы энергию углерода теряем, делаем это, чтобы рост и урожай растений увеличить, ведь такой компост содержит много NPK. О почвенной биоте и накоплении гумуса в этот момент мы не думаем. Поэтому плодородие почвы наших грядок в долгосрочной перспективе падает, содержание стабильного гумуса уменьшается.
Третий пример. Чтобы создать почвенную экосистему нового, более высокого порядка, недостаточно бездумно вносить на грядки любую органику, надеясь на её особые магические свойства. Качество органики определяется качеством биоты, в ней содержащейся. Это то новое, что нужно усвоить.
Поэтому я предлагаю делать компост с наибольшим разнообразием бактерий, грибов и простейших. Для этого надо не спешить, а делать компостные кучи по типу мусорных, которые оставлять на пару–тройку лет, лучше с сорными травами.
Нет особой разницы, как мы используем наш выдержанный компост: вносим на грядки до посадки, или под корень, например, под томаты или капусту, или сделаем из него АКЧ и станем опрыскивать им почву и листья. Эффект по улучшению экологии сада и почвы произойдет сразу и заметно, болезней станет меньше, развитие растений улучшится. Будете заботиться о почвенной матрице и почвенной биоте — плодородие почвы будет прирастать даже при высоких урожаях и большом выносе солей из почвы.

Как использовать катализаторы почвообразования

В заключение поделюсь еще одним важным секретом. У индейцев Амазонки катализатором почвообразования был древесный уголь. На Сахалине таким катализатором были травы, содержащие много марганца. А что у нас, в Нечерноземье, надо применять?
Мульча из органики, содержащей много лигнина – это хорошо. Опрыскивание почвы АКЧ, насыщение грибами, бактериями и простейшими – еще лучше. Сохранение покоя для биоты – меньше копать, не вносить пестициды, постоянно добавлять компост – великолепно. Гумус от всего этого будет прирастать. Но недостаточно быстро! Углерод органики будет в этом случае образовывать, в основном, нестабильные растворимые гуматы, которые вымываются из почвы или разлагаются до СО2. Даже от щепы из сладких веточек гумус прирастает не более 1% в год.

Поэтому, чтобы нестабильный гумус превращался в сложные стабильные углеродистые соединения, нужны новые почвенные катализаторы. Я для этих целей применяю Оксидат торфа, или Агровит-Кор (из бурого угля). Они стали продаваться в наших магазинах. Если вы внесете органику, богатую углеродом, АКЧ, перестанете копать и дополнительно, рано весной или поздно осенью, прольете почву Агровитом — то ускорите создание и накопление стабильного гумуса в почве в разы.
Я уже лет десять использую почвенные катализаторы и вижу, как на моих грядках растения дают в первый же год бурный рост, как будто они растут на Сахалине. Без катализаторов, с одной органикой и АКЧ, такой эффект наступает намного позже, даже в «дикой» мусорной куче на 3-5 год.