Сад Юрия марковского

Юрий Борисович, назовите деревья, кустарники, декоративные культуры, которые продаются на наших рынках, но совершенно не подходят для климата Москвы и Петербурга — мучаются только, а потом погибают. Не хочется зря тратить деньги, а у торговцев «все растет прекрасно»…

Вы правы, многие из предлагаемых растений зимуют в наших условиях плохо. Зависит это не только от их малой морозостойкости, но и от микроусловий каждого сада. Именно поэтому нередки споры между садоводами о степени их морозостойкости. К тому же большинство фирм руководствуется указанными в каталогах «зонами морозостойкости».

К сожалению, это не совсем соответствует нашим условиям, а часто им противоречит. Связано это отнюдь не с неграмотностью специалистов фирм, а с тем, что многие растения действительно выдерживают очень низкие температуры, но лишь непродолжительное время, да и то при условии слабо промерзшей почвы. Как вы понимаете, наши условия иные. Большой проблемой являются и сортовые новинки. Порой даже сорта наших местных растений оказываются мало или вовсе не морозостойкими. Так, например, очень плохо зимует сорт лещины Contorta или можжевельника обыкновенного Compressa. То же касается многих сортов дейции, вейгелы, будлеи, древовидных пионов (в основном махровых) и даже чубушника (жасмина). Впрочем, ведь и розы зимуют у нас отнюдь не безупречно. На мой взгляд, «растениями риска» являются сорта Chamaecyparis lawsoniana, Pinus nigra, densiflora, parviflora, Abies pinsapo, Acer palmatum, Wisteria, Hibiscus syriacus, Magnolia. Перечислить все растения невозможно, тем более что наблюдается явное периодичное потепление климата, и многое из того, что никогда у нас не зимовало, нынче выживает.

Подскажите, как подготовить к зимовке плетистые розы. Одни считают, что прежде чем укрывать, стебли обязательно нужно обрезать наполовину. Другие просто пригибают к земле. Как лучше?

Плетистые розы обрезают по-разному, и зависит это от того, цветут ли они на отрастающих побегах или на сохраненных побегах прошлого года. К сожалению, практически все розы зимуют у нас не блестяще, так как плохо вызревают из-за короткого лета. Так что я рекомендую на зиму вырезать только невызревшие части побегов и обязательно срезать листья. А формирующую обрезку делать весной на том, что сохранилось.

Розам нужно сделать воздушно-сухое укрытие. Их обязательно окучивают, затем связывают, пригибают, но укладывают не на землю, а на хвойный лапник. Сверху над розами устанавливают продуваемый каркас: ящик, тоннель из плотной сетки или что-либо иное. Поверх этого укрытия нужно уложить утеплитель — лутрасил, рогожу, да хоть норковую шубу — и прикрыть все это от дождя и снега рубероидом или полиэтиленом. Сложность не в укрытии, а в том, что в зависимости от погоды все это нужно проветривать — то снизу, то сверху, то сбоку, то частично снимать укрытие, то утеплять дополнительно. Морока жуткая!

Укрываете ли вы растения на зиму и чем? Тут ведь всегда думаешь: а вдруг зимой случится оттепель и все под укрытием попреет! Зимой мы на дачу не ездим, и раскрывать-укрывать некому.

Если вы не можете проветривать сложные укрытия, то просто не надо выращивать капризные растения — как это ни печально, но это единственный разумный совет. Упрощенные варианты укрытия следующие: для многолетников, полностью сбрасывающих побеги на зиму, — высокое мульчирование; для многолетников с частично сохраняющими листья в розетках и пучках — сухое окучивание и прикрытие фунтиками рубероида; для древесных — окучивание, связывание и обвязка хвойным лапником, с последующим обвязыванием полиэтиленом или рубероидом до половины высоты укрытия. Очень удобен способ установки вокруг связанного или уложенного на землю растения плотной сетки (в продаже бывает пластиковая сетка, в крайнем случае годится и металлическая, которую применяют при штукатурных работах). Вокруг сетки легко организовать любое укрытие.

В августе соорудила альпийскую горку, но ничего не посадила, жду усадки к весне. Может, какие-то растения для горки я могу вырастить из семян на подоконнике? Если да, то какие?

Любые! Был бы опыт, свет, стерильная почва и умеренное тепло. В жаре и темноте погибнет все. Но имейте в виду, что рассаду многолетников в комнатных условиях выращивать довольно сложно — ростки вытягиваются, не получают необходимой закалки, потом долго приспосабливаются к условиям открытого грунта. Все же практичнее выращивать «альпийцев» из семян непосредственно на участке.

Как правильно укрывать еловым и сосновым лапником?

Очень просто: им обвязывают растения, делают из него шалашики, укладывают на растения поверх плотного каркаса или укладывают на землю поверх спящих почек. Спешить с укладкой не стоит. Желательно делать это после промерзания почвы. Главная опасность для растений под укрытием — сырость, излишняя влага.

Есть мнение, что осенняя обрезка и окучивание вредят зимовке растений. Так ли это?

Это спорно. Окучивание не вредит никогда, а вот обрезка? Иногда и я задумываюсь над этим, но лишь в отношении растений, частично сохраняющих или поздно сбрасывающих листья, например: примул, медуниц, лилейников, ирисов. С одной стороны, листья их греют, с другой — гноят почки и разносят грибные болезни. Я иду на компромисс — обрезаю лишь то, что отмирает естественным способом: что-то режу полностью на уровне земли, а что-то лишь частично, оставляя молодые центральные листья.

Есть ли «унифицированный» рецепт для хранения купленных семян? На фирменных пакетиках, к сожалению, не всегда пишут, как хранить. Я все купленное положила в кладовку, где температура плюс 16. Правильно?

Совершенно неверно. Единственный универсальный способ хранения семян — содержание их в сухом месте в герметичной таре при ровной, неизменной температуре не выше +8 градусов, а в идеале — 0 — +5. Всем этим требованиям соответствуют условия домашнего холодильника.

Юрий Борисович Марковский – гуру питерских садоводов. Благодаря статьям, книгам и лекциям его сад стал известен далеко за пределами Санкт-Петербурга. Более тридцати лет работы на разных участках в питерском ботсаду, интерес к разным группам растений и различным типам цветников, желание все пропустить через свои руки обеспечили ему огромный опыт и авторитет. Сегодня этот сад – непременный пункт программы всех «садовых туристов», приезжающих посмотреть на частные сады Северной столицы. У входа их встречает яркий и эффектный «букетный» миксбордер, а дальше они разбредаются, рассматривая бесчисленнные сокровища теневых уголков, рокария, лугового цветника и коттеджного сада в английском стиле. Кстати, правильно называть этот сад садом Марковских, ведь закладывал его Юрий Борисович вместе со своей супругой Мариной Гурьевной. К сожалению, ее больше нет с нами… Но есть прекрасный, очень изящный флокс, посвященный ее памяти. Он так и называется – ‘Память Сердца’. Днем он очень красивого лилового оттенка, а утром, вечером и в пасмурную погоду – ярко-синий.

Сегодня Юрий Борисович увлечен селекцией флоксов, но до них были примулы, папоротники, японские ирисы. История с флоксами началась с сеянца, который Юрий Борисович нашел в саду у соседки среди многочисленного самосева. Благодаря нежной, светлой розово-сиреневой окраске он дал ему имя ‘Десерт’. Оказалось, что этот «десерт» обладал действительно уникальным «вкусом»: красивыми плотными соцветиями, очень прочными стеблями и абсолютной устойчивостью к дождям из-за того, что лепесток заходит на лепесток наполовину и более. Кроме того, флокс оказался великолепным производителем – его сеянцы разных оттенков дали целую линию ‘Десертов’ – от земляничного до малинового. Есть только один недостаток – в очень жаркие и солнечные годы он теряет сиреневатый оттенок, и цветок становится чисто белым с небольшим глазком. Супруги Марковские вывели много прекрасных флоксов, но у Юрия Борисовича была заветная мечта – получить сорт такого же качества, как ‘Десерт’, но столь же невероятной синевы, как ‘Blue Paradise’. Мечта сбылась, и этот сорт — ‘Память Сердца’.

Свой интерес к разным растениям и видам цветников Юрий Борисович объясняет тем, что автор садовых книг и лекций должен всё опробовать сам. Именно поэтому в саду так много ярких однолетних растений. Условные «летники»: канны, агапантусы, пеларгонии, колеусы, фуксии – всегда приходят на помощь даже в самых безвыходных ситуациях. Конечно, при условии, что есть где держать их зимой. Летником номер один для цветников Юрий Борисович считает голубой агератум, причем не сортовой карликовый, а «полудикий». Голубой – цвет-спаситель; он украсит и объединит любую композицию своей нейтральностью и миролюбивым характером. А вот использовать в качестве «соединющего» цвета белый – ошибка. Белый столь же активен, как и красный, привлекает к себе особое внимание.

Одна из недавних лекций Юрия Борисовича называется «Сад пожилого человека», – о саде, который не требует большого ухода. Самый простой пример такого подхода – тенистый уголок с хостами под яблоней. Полоть его не надо: сорнякам там расти негде. Все растения долговечные, пересадки и ухода не требуют. Еще один важный момент: в саду пожилого человека не должно быть растений, за которые он будет переживать. Например, розы: пора ли их укрывать; хватит ли укрывного материала; будут ли силы; перезимуют ли; вовремя ли открыл – миллион проблем.

Идеальным можно назвать сад, который нравится своему хозяину и от которого он получает удовольствие. Трудно не обращать внимания на мнение других людей: гости всегда советуют и критикуют. Но если ты рассчитываешь на чужое мнение, то сад никогда тебя не устроит. Свой сад Юрий Борисович не считает идеальным – пока в нем много лишних растений. Может, поэтому в одной из своих статей он придумал понятие «букетный сад». Почему именно букетный? В старые времена тотального дефицита, когда даже гвоздичку купить было невозможно, в моду вошла икебана – из «ничего» можно было сделать изысканную композицию. А в нынешних букетах чего только нет! Они посыпаны блестками, украшены приклеенными бабочками и яркой манжеткой. Таковы и многие современные сады. Это страшновато называть стилем, но когда сады с альпинариями, напоминающими «собачьи могилки», прудами с торчащими бортиками и пластиковыми кувшинками, водопадами, бьющими из забора и штамбовыми розами между карликовых сосен встречаются очень часто — то, наверное, «букетный сад» — это всё же стиль. Кстати, таких садов много и в Германии. Есть у них и одно несомненное достоинство: если какое-то растение погибнет, никто и не заметит.

Юрий Борисович строит планы на будущее: передняя часть сада – от ворот до дома – играющая роль палисадника, останется ярким «букетным» миксбордером. Такого цветового шока больше нигде в саду не будет. Коллекционные уголоки с венериными башмачками, триллиумами, сангвинариями тоже останутся на месте. Весна, когда вся эта восхитительная растительная мелочь в цвету и на первом плане, – любимое время Юрия Борисовича. А всё яркое летнее переедет «букетный» миксбордер, так что остальные участки сада ожидают изменения. Горку тоже ждут изменения — она превратится в коллекцию миниатюрных хост.

Начинающим садоводам Юрий Борисович советует иметь несколько гряд для передержки всех новых растений. Нельзя сразу высаживать свои приобретения в цветники. За время «карантина» можно понять, как растение развивается, в какие сроки цветет, и вдумчиво подобрать ему место в саду. Подход «приткну туда, где есть свободное место» — гарантия «букетного» сада. Кроме того, очень удобно вести журнал наблюдений, куда стоит записывать все необходимые изменения и планируемые пересадки. Ведь как ни старайся, не получится запланировать цветник от начала до конца. Действенен только метод проб и ошибок.

Этот художественно-коллекционный сад площадью 16 соток расположен в черте СПб недалеко от Стрельны.
Особенностью планировки является членение на 3 основные зоны, разделенные друг от друга стрижеными изгородями и арками из туи. Заметную часть занимает «Букетный сад», состоящий из двустрочного миксбордера и цветочного лабиринта. Эта композиции полна ярких импозантных цветов, наиболее любимых российскими садоводами. Бесспорной доминантой в ней являются флоксы, селекцией которых много лет занимаются хозяева сада. Центральная часть сада, его «визитная карточка» — классическая композиция, состоящая из круглого газона и обрамляющего его кустарниково-древесного миксбордера. Более трети площади сада выделено теневым растениям – коллекции папоротников, рододендронов и изысканных лесных цветов: триллиумов, аризем, сангвинарий, печеночниц, ветрениц и мн. иных. Весьма интересным являются эксперименты хозяев по созданию современных высокотравных миксбордеров на основе выносливых и морозостойких в условиях Северо-запада России луговых трав.