Сады пита удольфа

(род. 1944)

В молодости голландец Пит Удольф (Piet Oudolf) успел поработать официантом, барменом, сталелитейщиком, плавал на рыболовецком судне. В возрасте 26 лет, попав в питомник разнорабочим, Удольф влюбился в цветы. Спустя 4 года он приобрел профессию дизайнера ландшафтного строительства.

Как вспоминает сам Удольф, — «35 лет назад, когда я познавал азы профессии, все поклонялись английскому традиционному стилю. Первостепенным был цвет. Я быстро насытился этим». Пит начал смешивать декоративные злаки и многолетники. Подыскивал растения, которые уживались бы со злаками. Он основал дизайн бюро в Харлеме (Нидерланды) в 1976 году, его первые сады были напечатаны в прессе в начале 80-х.

В 1982 Удольф перебрался на ферму Hummelo в маленькой деревне вблизи немецкой границы, где, наконец, смог всецело посвятить себя экспериментам с растениями. Когда в семье было уже двое детей, Пит с женой заложили небольшой питомник, что позволило ему глубже изучить поведение и характеристики растений. Здесь Удольф, при поддержке Бет Шатто (Beth Chatto) начал эксперименты по скрещиванию растений. Усилия окупились сполна: его понимание цветов стало неоспоримым, именно эти знания помогли ему в дальнейшем создавать сады, где растения прекрасно уживаются и делают сад декоративным на протяжении всего года. Удольф открыл или создал более 70 новых растений, одно из которых — шалфей «Дорогая Анья», в честь своей жены. Сейчас питомник Пита Удольфа открыт с апреля по июнь и с августа по октябрь. Посетители могут купить любое растение, выращенное здесь.

Книги Удольфа отличает открытость и даже несколько чрезмерная самоуверенность автора. Они прекрасно иллюстрированы и красочны. Даже когда Удольф составляет Справочник растений, его яркая индивидуальность сквозит в каждой строчке. Описание эхинацеи начинается с таких слов: «приходится с огорчением признать, что на нее нельзя положиться… эти цветы не терпят соперников вблизи себя: за два года они будут вынуждены исчезнуть… но мы не теряем надежды оспорить приговор и, может, в конце концов, этому растению найдется подходящее место в саду, где она будет наслаждаться долгой и счастливой жизнью».

Принципы, которых придерживается Пит, одинаково хорошо подходят для масштабных и небольших частных садов. Главное не переборщить с дизайном, не использовать в посадках большое разнообразие видов, отводя ведущую роль выносливым растениям, декоративным на протяжении всего года.

Коттеджные, тропические, средиземноморские сады в свое время были писком ландшафтной моды. Кажется, что уже любое сочетание было использовано, и, наверное, никто уже не ожидает, что придет кто-то с идей как по-новому использовать всем известные растения. Таким человеком оказался Пит Удольф. Он и еще несколько европейских дизайнеров открыли новое течение в ландшафтном искусстве, которые они назвали «Новая Волна». Подробное описание можно найти в книгах Удольфа. Основополагающий принцип заключается в том, что структура, форма и текстура предшествуют цветовому решению. «Не делайте сад голубым и пурпурным. Сочетайте формы, а уже потом думайте какой цвет будет уместен в этой картине».

Вот уже три десятилетия как идеи Удольфа, порой столь неординарные в смысле понятия красоты и хорошего вкуса, принесли ему узнаваемость и славу в Европе. Новое направление в ландшафтной архитектуре «Новая волна» поддержано его поклонниками и фанатами в США. Удольф спроектировал сады Парка Миллениум и The Battery в Нью-Йорке. Эти объекты пропагандируют его основной принцип: структура и форма более важны, чем цвет: «Моя работа заключается в том, чтобы воссоздать непринужденное присутствие растений как в природе. Идея состоит не в том, чтобы копировать природу, а в том, чтобы привнести ощущение природы».

Пит смотрит на форму растения и классифицирует его. Ведь растение не будет цвести без устали. В группу с «остроконечными верхушками» можно добавить наперстянку и сальвию, а также вертикальные злаки (колоновидной формы). К растениям, служащим экраном сада можно отнести руту душистую, а также высокие травы с тонкими стеблями или даже фенхель и пурпурную вербену, два растения, цветки которых на длинных изящных стеблях создают ощущение высоты, в то же время не закрывая вид за собой. У Пита свое мнение на счет цвета. Он считает, что не только цветы, которые могут привносить в сад оттенки красного и бордового, но и травы и листва способны на такое.

Удольф отдает предпочтение многолетникам, нежели чем кустарникам и деревьям. Многолетники меняются постоянно, они красивы в любом состоянии, даже когда приходит время умирать. Это непостоянство создает настроение в саду. Некоторые сады словно «замороженные». Сад как зеркало, в нем должно отражаться любое изменение в природе, он наполнен эмоциями и обладает душой. Чтобы поймать настроение, Пит наблюдает, как свет ложится на растения, как ветер и дождь меняет форму, и даже как выглядят стебли, подхваченные инеем или окутанные паутиной словно кружевом.

В конце концов, он выбирает выносливые растения. Они прекрасно уживаются, свободно вторгаясь на территорию друг друга. Создается впечатление некой неухоженности, но это, в общем-то, просто пышущий жизнью, приближенный к природному сад.

Это не значит, что растения не требуют ухода (пикировка, пересадка, рыхление, подкормка). Но достигается основная цель – выбранные виды реализуют свой потенциал в тех условиях, которые им были предложены. Они не подвержены болезням. Они могут за себя постоять.

Несмотря на страстное увлечения масштабными садами, Пит Удольф с готовностью дает подсказки владельцам скромных садовых пространств, скажем, примерно в районе 30 кв.м. Сначала необходимо спланировать пространство, которое станет уютным уголком для спокойного времяпрепровождения круглый год. Удаляем дерн и берем пробы почвы, прежде чем что-либо предпринимать. Поддержите почву компостом и минеральными удобрениями при необходимости.

Удольф обращает внимание на то, что необходимо отбирать удобные в уходе растения, которые терпимы к меняющимся условиям проживания и устойчивы к сорнякам. «Ничто не требует стольких затрат труда и времени как садоводство». Нужно уметь сочетать растения, которые требуют одинаковых условий проживания. Не пытайтесь совместить вереск, который нуждается в кислой среде, и лаванду, которая прекрасно себя чувствует на мягких почвах.

Вместо того, чтобы высаживать полчище растений всевозможных расцветок, Пит рекомендует засадить значительное по площади пространство одним видом. Чтобы сад сохранял привлекательность круглый год, просто нужно высаживать виды с разными периодами цветения. Он предлагает придерживаться следующего соотношения: 30% — весеннецветующие, 40-45% — расцветающие летом, 25% — стартующие осенью, не забывая и про те, которые украшают сад зимой. Пит Удольф не чистит сад до поздней осени или ждет ранней весны, потому что в его садах живут высокие травы и многолетники, великолепно чувствующие себя зимой.

Юлия Полякова,

cпециально для GARDENER.ru

Сады и парки, в создании которых участвовал Пит Удольф:

Общие принципы

Структура сада тяготеет к геометричной, формальной. Ее наполняют цветники из простых и распространенных растений природного облика. Впечатление должен производить весь массив посадок, а не отдельные растения.

Посадкам свойственны малоуходность и естественность, но, в отличие от натургардена, здесь есть простор для фантазии дизайнера. Растения со сложной агротехникой и случайные посадки противопоказаны.

Цвет в таких садах вторичен. Летом его «собирают» фигурные живые изгороди и топиарные формы. Весной, когда зелени еще мало, легко прочитывается геометрия дорожек и цветников.

Стиль строится на сочетании жестких архитектурных элементов (мощение, изгороди, зеленые колонны и полусферы) и неформального растительного наполнения. Дизайнерам этого стиля удается сочетать фактуры, декорировать подпорные стенки и создавать приподнятые цветники.

Выбор растений

Многолетники подбирают таким образом, чтобы они были декоративны как можно дольше, в том числе поздней осенью и в начале зимы. Растения оставляют в цветниках до конца февраля. Весной цветут морозники, подснежники, крокусы, пролески, видовые тюльпаны и нарциссы. На протяжении лета сменяют друг друга многообразные цветущие многолетники, а осенью сад украшают сухие колосья злаков, куртины очитка видного с темно-коричневыми соцветиями, зопник Рассела, высокая соломенножелтая копна вейника остроцветкового.

Наполняют такой цветник многолетниками с не очень крупными цветками, создающими ощущение легкости: астильбами, эхинацеями, тысячелистниками, ромашками. С помощью многолетников с эффектной листвой – бузульников, мискантусов, маклейи, а также растений со свечевидными и зонтиковидными соцветиями композиции задается определенный ритм.

Цветник строится на гармонии и контрасте формы соцветий, а злаки и травы создают ему необходимые плотность и легкость. Злаковые в удольфианских цветниках обязательны, они создают полупрозрачную дымку, своими соцветиями смягчают краски и размывают силуэты соседей.

Мягкие тона листьев и ажурные метелки смягчают переход от одного цвета к другому, декорируют неприглядные места во время перерыва в цветении, сухие стебли красиво смотрятся зимой под шапками снега.

Растения подбирают по времени цветения и особенностям роста. Например, в конце мая – начале июня цветник из травянистых многолетников выглядит совсем иначе, чем в конце июня.

Растения, которые радуют глаз до поздней осени, сохраняя привлекательность на долгий срок (холодоустойчивые многолетники, травы), должны занимать 2/3 посадок.

Растения-наполнители с коротким периодом цветения, которые быстро теряют декоративность после окончания цветения, – 1/3 (весенние первоцветы, однолетники). Предпочтение отдается видам, которые сохраняют форму после отцветания.

Цвет не играет особой роли, но в особой чести лиловая, фиолетовая и пурпурная палитра. Преобладающие тона приглушенные: серовато-розовый, голубовато-синий, сиреневый, лиловый, желтый, золотистый, всевозможные оттенки зеленого, серого и серебристого.

В композициях практически не встречаются пестролистные и желтолистные формы растений.

Общая площадь посадок высчитывается по диаметрам взрослых куртин, очень точно прорисовывается эскиз посадок.

Растения по типу соцветий

Пит Удольф разработал собственную классификацию растений, используемых для создания своих цветников.

Она учитывает габитус (облик, внешний вид) растения, форму соцветий, высоту. На сочетании и контрасте разных форм соцветий и строится интрига.

Соцветия:

• «метелки» – большинство крупных злаков, лабазник, маклейя, роджерсия, василистник, астильба;

• «свечки» – вероникаструм, вероника, дербенник, клопогон, горец, коровяк, лофант, котовник, наперстянка, шалфей;

• «шарики» – мордовник, короставник, кровохлебка, синеголовник, астранция, декоративные луки, монарда;

• «зонтики» – посконник, бедренец, фенхель, дудник, очиток, тысячелистник;

• «ромашки» – астра, гелениум, девясил, рудбекия, эхинацея.

Начинающим Удольф рекомендует сначала освоить небольшой набор растений.

Для тени – папоротники, горянку, тиарелу сердцелистную, герань; оттеняющие растения – осоку и ожику.

Для солнца – веронику, астры, сальвии и очиток едкий, трясунку и овсяницу.

Голландского ландшафтного дизайнера Пита Удолфа (Piet Oudolf, р. 27.10. 1944) называют лучшим садовником современности. Он — главный вдохновитель садов «новой волны» по обе стороны Атлантики, основоположник Naturgarden — cадов, составленных из местных злаков, болотной таволги и клевера, которые будоражат воображение сильнее экзотических парков.

О случайностях судьбы Мне было уже далеко за двадцать, когда я наконец определился с тем, чем я буду заниматься в жизни. У моей семьи был собственный бизнес, мы держали ресторан. И сначала моя жизнь строились вокруг помощи родителям, у меня было много случайных подработок. И одна из них — в садовом центре, где я впоследствии и устроился постоянно, настолько меня это заинтересовало. Именно так и началась моя любовь к саду. Тогда, в 26 лет, мне пришлось снова учиться – я поступил в университет, чтобы узнать все о растениях. Прошло еще пять лет, прежде чем я открыл собственное дело. Уже в конце 70-х годов мои сады были опубликованы в журналах, но это были преимущественно частные сады — крупные проекты появились в моей жизни очень поздно.

Сады, созданные Питом Удолфом в Нью-Йорке в парке The High Line

О любви к травам Главным в моей карьере я бы назвал переезд, он все ускорил. В местечко Хуммело на западе Нидерландов мы переехали из нашего небольшого дизайнерского бюро в Гарлеме недалеко от Амстердама: я был к тому времени уже очень увлечен растениями, и нам нужно было больше места. Мы продали дом в 1981 году и нашли заброшенную ферму на востоке, недалеко от границы с Германией. Поначалу мой питомник растений был больше известен, чем мои дизайнерские работы. Все восторгались нашими многолетниками и травами.

Сады Lurie Garden в чикагском парке Millennium

Еще в 1982 году мы обнаружили, что любые травы прекрасно выглядят в саду в любое время года. Они дают саду тот естественный, прозрачный образ, который сейчас стал знаменитым. Некоторые травы также красиво цветут — и эти цветки сохраняются вплоть до зимнего времени — их форма хорошо читается даже под снегом.

Можно расположить различные сорта трав в таком порядке, который будет выглядеть, как сад диких трав. Одни сорта трав нуждаются в поддержке других (иногда буквально, поскольку травы с более плотными стеблями поддерживают более тонкие). Важно смешивать травы различных континентов — из Европы, Северной Америки, Азии, Китая.

Один из знаменитых садов Пита Удолфа — The Oudolf Field в поместье галеристов Hauser & Wirth в Сомерсете, Великобритания

О преимуществе работы на земле У меня есть опыт, который недоступен большинству ландшафтных дизайнеров. Иметь свой собственный питомник и годами наблюдать, каким образом ведут себя растения с различных континентов — роскошь, доступная единицам крупных ландшафтных архитекторов. Именно тогда мне пришла мысль о том, что «украшательство» саду не так уж и нужно. Я хотел большего. И тогда я разыскал людей, которые больше занимаются дикой природой и растениями. С теми, кто больше экспериментировал. Начиная с 80-х годов я изучал, коллекционировал и тестировал растения, как они могут повести себя в новых для себя условиях. Мне приходилось ездить на множество конференций — и там я познакомился с людьми, которые искали новые подходы в озеленении общественных пространств. Это был мой путь в большую архитектуру. В 1996 году мне заказали проект небольшого парка в Стокгольме. Таким образом я ушел из области частных садов в общественные проекты. Это был успех: по образцу того парка стали делать сады по всей Швеции, это стало чем-то вроде стандарта.

Фрагмент личного сада Пита Удолфа

О коричневом цвете Я всегда утверждал, что коричневый — это тоже цвет. Совершенно самостоятельный и недооцененный. Я уверен, что он неправильно трактуется большинством людей, поскольку они думают, что цвет несут только сами цветы. Но когда вы посмотрите на свой сад осенью, то увидите, что все, даже цветы, принимает коричневый оттенок, и нужно принимать его во внимание так же, как и пору яркого цветения. Коричневый может быть с рыжим оттенком, может быть с желтым. Невозможно создать красивый круглогодичный сад, ориентируясь только на июньские и июльские растения, когда цветут розы. Обязательно нужно включать растения, которые будут хорошо выглядеть зимой. Я бы посоветовал забыть про цветы вообще и представить, каким вы увидите сад в конце сентября. Ваше восприятие сада на фоне травы, которая обрела коричневый или оранжевый оттенок, будет совершенно особым.

Пит Удолф в собственном саду

Об искусстве и садах Нынешние сады говорят обо всех проблемах нашей планеты: о науке, творчестве, экологии. Даже если вы посмотрите на планы посадки растений, сами по себе они иногда выглядят как произведение искусства. Но я бы с большой осторожностью называл искусством работу с садом. Поскольку этим занимается огромное число обычных людей, совершенно не связанных с арт-идеями, они просто обустраивают свою жизнь. В противном случае мы должны всех называть художниками. Садоводство — это не искусство, а просто работа на земле — даже если сад и выглядит как очень сложное, продуманное, многослойное произведение. В последнее время столько дискуссий по поводу того, является ли сад искусством, что хочется поставить в этих обсуждениях точку.

– Господин Удольф, кто, как не Вы, может объяснить, что такое «природный» сад…

– Занимаясь дизайном, я не пытаюсь создавать природу, лишь хочу передать ощущение ее спонтанности и красоты. Приглядитесь к весенним лугам. Они вселяют чувство восторга, которое хочется принести с собой домой. Но скопировать их невозможно. Природная система отличается от той, что в вашем саду: она поддерживается всеми ее обитателями.

Вы знаете, каков традиционный английский сад. Он полон догм и ежедневно указывает вам, что нужно делать: удалять отцветшие соцветия, удобрять газон, обрезать розы, подвязывать стебли, выкапывать луковицы… Он не учит людей смотреть. Если растение все еще хорошо выглядит, зачем его срезать? Зачем убирать увядшие цветки, если потом появятся красивые соплодия? Сад – это не выставка растений. Английский сад не имеет ничего общего с экологией, ему требуется много воды. Я же стараюсь создавать сады, не требующие особого ухода, где растения должны хорошо чувствовать себя без частого полива. И хочу, чтобы люди видели: получить эстетичную картину, думая об экологии, не так сложно.

– Как Вы пришли к такому подходу?

– Мне нравится в саду спонтанность, и я с самого начала думал о том, как ее добиться. После переезда в 1982 году в Хуммело мы заложили питомник многолетников и стали экспериментировать. Отбирали растения, которые создавали красивый беспорядок и не давали самосев. Не стали подвязывать большинство растений, которые разваливаются, но при этом продолжают хорошо выглядеть. Мы усердно разыскивали и отбирали долгоцветущие виды и сами начали выводить улучшенные сорта. Затем мы включили в план миксбордера декоративные травы. Сначала немного, а потом я подумал: почему бы не сделать наоборот. И создал миксбордер из трав с вкраплениями цветов. Идея цветников полностью поменялась, но она работает.

После 15 лет экспериментов сад стал производить совсем другой эффект: мы больше не использовали розы, отказались от растений, которые нужно подвязывать, оставляли отцветшие. Старались, чтобы сад выглядел хорошо все сезоны. Если вы сделали правильный выбор, растения порадуют вас красивыми соплодиями или повторным цветением.

– То есть Вы не только охотились за растениями, но и занимались собственной селекцией?

– Да, мы много путешествовали по бывшей Югославии, Северной Америке. Североамериканские растения были не в моде в начале восьмидесятых. Нигде, даже в Англии, не было посконников, мы смогли найти их только в Германии. Я наполнил сад совершенно новыми видами – до этого, например, никто не воспринимал кровохлебку как декоративное растение.

Затем я увлекся селекцией монард, флоксов, сидальцей, шалфеев, гераней, астранций. В сумме у меня около семидесяти сортов. Но последние десять лет я больше концентрируюсь на дизайне.

– С одной стороны, Вы всей душой любите растения, с другой – делаете сады. Кто же Вы – дизайнер или селекционер?

– Я дизайнер, который любит растения. Когда вы создаете сад, вы не можете отталкиваться от ассортимента. Сначала нужно найти идею сада, определить тему каждого фрагмента. Потом цвет, конечно. Сад делают формы, а цвет нужен для выразительности. Мы думаем в цвете, но создаем формы.

– Вы классифицируете все многолетники по форме соцветий: плоские, колосовидные, округлые, полусферические…

– Чтобы люди лучше осознали роль формы. Это помогает комбинировать растения в той системе, которая у меня в голове: в вертикалях и горизонталях, промежутках, переходах. Это мой тип мышления. Конечно, цвет тоже важен. Но если вы занимаетесь дизайном, вы должны сначала эскизно набросать форму.

Я делю растения также и по их характеру: насколько они устойчивы и надежны, как они ведут себя в саду.

– У Вас есть любимый цвет?

– Думаю, да — красный, пурпурный. Но нет цветов, которые я бы не хотел использовать. Что я не люблю, так это ядовито-желтые нарциссы. Я их ненавижу. У меня есть один, хочу его выкопать.

– Пик цветения в Вашем саду приходится на август-сентябрь. Как Вы решаете проблему весенней декоративности?

– Мы оставляем все растения и срезаем их в начале февраля. Потом расцветают крокусы, подснежники, морозники. В общественных парках я сажаю много
раннецветущих луковичных.

– Вы выиграли Челси-2000. Как Вы относитесь к этой выставке, садам, которые делаются специально для нее?

– Я рассматриваю ее как выставку, а не как реальность. Челси – это маркетинг. И если посетители думают: «О, отличная комбинация, нужно попробовать повторить ее у себя в саду», – значит, они должны что-то познать сами, наступить на грабли, чтобы понять, что такое Челси. Я почти всегда посещаю ее. Мне нравятся люди, я всегда встречаюсь там с друзьями. Вообще это индустрия. Я бы сказал: не верь в это, просто наслаждайся этим.

– Хэнк Герритсен, соавтор одной из Ваших книг, однажды сказал: «желтый лист – это ошибка»…

– Мне в целом не нравятся вариегатные растения. Скажем, такую легкую вариегацию, как у герани ‘Samobor’, бруннеры ‘Jack Frost’, можно использовать. Но сажать растение лишь потому, что у него пестрые листья, – нонсенс. Коллекция вариегатных растений, на мой взгляд, безвкусна. Правда, коллекционер и не обязан быть дизайнером. Хотя коллекция может быть интересной и «держать» остальной сад. Ведь даже знаменитые архитекторы не только на дома смотрят.

– Как долго создавался сад в Хуммело?

– Мы поменяли его уже несколько раз. Последний сделали 3 года назад. Оставим его таким на 7-8 лет.

– Вы наверняка встречали здесь русских посетителей?

– Встречал и разговаривал с ними. Русские любят растения, интересуются дизайнерскими идеями. Очень любопытные и серьезные, они, кажется, хотят поскорее «проскочить» период накопления опыта и запрыгнуть немедленно в самый центр садоводческого мира, до которого другие добираются по двадцать лет. Я желаю вашим читателям наслаждаться садоводством. Это процесс познания, красивый сад не создашь за один день. Мне нравятся люди, которые усердно учатся, не боятся нового. Когда я впервые увидел английские миксбордеры, я сходил по ним с ума, сам хотел делать что-то подобное. Прошло несколько лет, пока я понял, что они не имели ничего общего с хорошими сочетаниями.

То, что я делаю сейчас, настолько индивидуально, лично, что, я думаю, я не смогу этому научить. Этим можно только вдохновить. Вдохновить учиться. Нельзя сказать: скопируйте. Просто сделайте что-то сами. Мы все хотим вдохновляться музыкой, живописью, чем-то еще. Но на самом деле мы должны создавать собственные произведения. Если ты говоришь: я люблю Моцарта – попробуй достичь его высот.

Адрес сада и питомника: Broekstraat 17, 6999 DE Hummelo, Нидерланды. www.oudolf.com